Краски Dulux украсят любое помещение

Оценка степени теоретической проработки тематики «Цена и ценообразование»

Наши спонсоры:

Логика эволюции научных взглядов на проблему развития учения о цене, такова, что любые попытки «объявить» завершённой хотя бы одну из теорий, составляющих это учение, обречены. Принимая как аксиому предикат А. Маршалла, — в его «Принципах экономической науки» находим: «Экономическая наука добилась большего продвижения вперёд, чем какая-либо другая отрасль общественных наук», — мы, между тем, отстаиваем позицию, что «не существует и не может существовать «законченных теорий»; несмотря на предположение Дж.С. Милля о завершённости теории стоимости, всегда будут существовать отдельные, упущенные из виду звенья в проблеме ценности». Полагаем, что современная теория цен ущербна, а тезис — «цена не существует вне обмена», не верен.

Маркс, впрочем, как и многие другие учёные до и после его, рассматривают цену как денежное выражение ценности благ. Следовательно, условие существования цены какого-либо блага — есть его ценность.

Согласимся с данным подходом к категории «цена». В свою очередь, по мнению классиков, ценность, существует лишь в том случае, если предмет или вещь полезны и представляют собою благо, то есть обладают потребительной ценностью. В противном случае о ценности говорить бессмысленно. Обратимся к Ж.-Б. Сэю: «Всегда же, несомненно, то, что если люди признают за предметом определённую ценность, то лишь в отношении его употребления: что ни на что не годится, тому и не дают никакой цены». И на вопрос о том «кто станет тужить по поводу того, что расплескался стакан воды из неиссякаемого источника...?», ответ подготовлен, и он очевиден: никто, потому, что ценности наш «неиссякаемый источник» воды, не представляет никакой. Итак, условием существования цены, её атрибутом, следуя экономическому учению, есть полезность и ценность предмета. Мы принимаем и эту посылку.

По К. Менгеру, мера воды, в изобилии находящаяся вдалеке от человека, который в ней нуждается, также лишена полезности. То же самое можно сказать о многом из того, что в обычной жизни, окружая нас, создаёт наслаждение и обеспечивает удовольствие, а в случае недоступности — бесполезны. Эти замечания, как будто, справедливы и не лишены логики. Вода и другие блага явят полезность в том, случае, если человек будет иметь к ней доступ и желание воспользоваться по собственному разумению. Но недосягаемый для получения удовольствия предмет или вещь не приносят никакой пользы людям. Так рассуждает один из авторов крупнейшей экономической теории — маржинализма. Эти рассуждения приводят к заключению: полезность предметов, недоступных для человека в конкретное время, равна нулю. Между тем, вместе с А. Флюксом мы считаем, что «взгляды австрийских авторов нельзя принять без некоторой критики». О какой полезности в данном случае говорят классики маржинализма? Какова полезность в нашем понимании?

Обычно мы обращаемся к полезности: возрастающей, убывающей и предельной. Ещё мы говорим о присутствии, либо отсутствии полезности. Иными словами, всё, что нельзя применить к удовольствию человека, полезностью не отмечено; всё, что служит человеку во благо, наоборот, в большей, либо меньшей мере полезно. Первая пара тёплых ботинок и овчинный полушубок в зимнюю стужу для человека куда полезнее, чем вторая пара обуви и второй полушубок. Согласно «предельному закону»каждый последующий «набор» одежды для одного и того же человека будет терять некоторую дельтуполезности, пока полностью не «насытит» потребность; полезность каждого последующего блага будет снижаться.

Дата: 09 июня 2014



 


 
Рейтинг@Mail.ru